В заложниках у детей.

Трудный подросток

Нужно ли терпеть выходки детей, даже если они привносят в жизнь родителей хаос и смятение? Всели можно оправдать трудностями переходного возраста? Как распознать первые признаки неблагополучия? Международное родительское движение «Суровая любовь» помогает отчаявшимся родителям, чьи дети попали в критическую ситуацию, найти свои ответы на эти вопросы.

Несколько лет тому назад мой шестнадцатилетний сын Сережа, пряча глаза, оттененные сиренево-коричневыми кругами, как бы невзначай сказал, что должен 400 долларов «одному парню». А минутой позже под моим натиском признался, что должен эти деньги за наркотики и если завтра их не вернет, ему будет плохо. Мое сознание отказывалось воспринять услышанное, сердце ушло в пятки, а в животе все сжалось и замерзло. В голове, как в гигантском калейдоскопе, рассыпались и сходились вновь сотни таких значимых до сих пор и одномоментно потерявших всякий смысл доводов. «Мой мальчик родился в Советском Союзе, он был октябренком, вырос в интеллигентной семье, дедушки воевали на фронте...»

Никогда...

не сравнивайте своего ребенка с детьми соседей и знакомых, потому что нет похожих людей и похожих ситуаций;

не уговаривайте себя, что ваш сын не так плох, как соседский мальчик;

не оставляйте без внимания подозрительное поведение подростка, например, если он постоянно закрывается в своей комнате и не разрешает вам в нее входить;

не бойтесь обратиться к специалисту, если ребенок регулярно испытывает приступы злости без причины, его настроение часто меняется от возбуждения до депрессии, если он много спит;

не откладывайте разговор с сыном ли дочерью, если они не появляются дома в назначенное время или лгут о своем местонахождении; если у них поменялись друзья, а вместе с ними поменялся их внешний вид (пирсинг, татуировки) и лексикон; если у них резко упали оценки в школе или университете.

Несмотря на живой и острый ум, Сережа отверг перспективу стать первым учеником школы и сделал все возможное, чтобы его отчислили из одиннадцатого класса. Утром он вставал на два часа позже положенного, а если и уходил из дома, то не в школу, а в салоны с игровыми автоматами. Там и пропадал весь день. Наша жизнь превратилась в постоянное поле битвы - кто кого. Ни уроки верховой езды и карате для повышения самооценки сына, ни наши с мужем уговоры и доводы, ни мои мольбы, крики и слезы не меняли выбранный им курс. Все втроем и поодиночке мы ходили к психологам и психотерапевтам, пытаясь понять, чего же ему в жизни не хватает. Но Сережа был умен и рассчетлив. Он мог заболтать любого профессионала, и все они только разводили руками и советовали нам подождать еще немного, пережить такой трудный подростковый возраст. Ни работать, ни учиться сын не желал, но деньги просил у нас постоянно. И вот сейчас добавились наркотики.

Беспомощность, страх и злость на саму себя за то, что не смогла защитить Сережу от беды, не давали мне спать ночами. Во всем виновата я одна, ведь это я недолюбила своего ребенка, ущемила его права, когда во второй раз вышла замуж. И зачем только я согласилась переехать к мужу в Австралию? А Сережа не виноват, он - жертва обстоятельств.

Я-прежняя полностью исчезла, остались только глубокая вина и тревога. Жить так дальше было невозможно.

Общество защиты родителей

На собрание родительского движения «Суровая любовь» меня привела моя приятельница Элис, пятнадцатилетняя дочь которой сбежала из дома, объявив матери настоящую войну. В отличие от Сережи, эта девочка в деньгах никогда не нуждалась - ее семья владела акциями крупнейшей сети универмагов Австралии. Но она почему-то решила, что мать - ее злейший враг. Дочь всячески унижала Элис на людях, а дома часто устраивала истерики, оскорбляла ее словесно. Во время одной из таких сцен милая девчушка метнула в голову матери утюг.

Если терпение иссякло

Сначала поговорите с сыном или дочерью и обязательно подтвердите, что вы любите их всегда, но категорически против каких-то их действий. Выскажите свое отношение к происходящему, но не языком угроз и осуждения, а языком эмоций. «Мне больно от того, что ты начал курить или пить. Я опасаюсь за твое здоровье и твое будущее». Детям, а особенно подросткам, важно знать, что родителям они не безразличны. Но слова, которые раньше были для ваших детей законом, теперь потеряли свою силу. Нужно вместе искать новые модели сосуществования. Наша реакция на проступки детей определяет систему их ценностей. На глупость и нерадивость можно отреагировать легко, с улыбкой, а в ситуациях, ставящих под сомнение честность, порядочность, ответственность ребенка, опасно показывать мягкость и безразличие. Ограничения в жизни подростка, как впрочем и детей других возрастов, жизненно необходимы. Они, как буи в море, определяют жизненно безопасную территорию, спасают от противоречивых желаний и чувств. В оценке ситуации больше полагайтесь на свою интуицию. Не бойтесь быть «плохим», потому что никто не знает секрета, как быть хорошим родителем для вашего ребенка. И не бойтесь показывать вашу мудрую и такую необходимую, но подчас суровую любовь.

На собрании, куда привела меня Элис, я услышала много разных историй. В них дети, маленькие (три годика) и не очень (некоторым перевалило за 30), превратили жизнь родителей в сущий ад. Те, что помладше, орали и требовали к себе внимания днем и ночью. А когда им что-то запрещалось, вырывали с корнем растения из горшков, давили ногами певчих птичек, мучили котов, бросались на пол и размахивали кулачками. Те, что постарше, «качали права» по-своему - им были нужны крупные суммы денег на развлечения, одежду, роскошные машины, оплату бесчисленных разговоров по мобильным телефонам. О работе и добывании денег своим трудом и речи не было.

Какой-то парень проделал дыры в стенах дома, когда родители не разрешили ему болтаться по ночным клубам. Девочки бросали школу или университет и уходили жить к кавалерам, мальчики запоем играли в компьютерные игры и разбивали машины. Те и другие употребляли алкоголь без меры, днем спали, а ночью пропадали. Некоторые пристрастились к наркотикам и не брезговали мелким воровством.

Тяжело было наблюдать за тем, как солидные и еще молодые люди - юристы, владельцы закусочных, продавцы, телеведущие, кардиологи, домохозяйки, шоферы и официанты, плотники - делились с чужими своей болью и стыдом, плакали, кусали губы и мучительно искали выход из кризиса. Некоторые, как и я, уже обращались к специалистам, другие никогда к чужой помощи не прибегали. Многие даже в этой ситуации оправдывали поведение своих детей, старались что-то приукрасить или закрыть глаза на самое неприглядное.

План действий

Никаких чудесных превращений нам это общество не обещало. Для начала нам предлагалось изменить не вышедших из-под контроля детей, а самих себя. Пересмотреть свои представления о любви как о постоянном жертвоприношении и исполнении всех желаний ребенка.

Мудрая любовь к детям - это выведение их из кризиса сейчас, даже если шаги, которые нужно предпринять, кажутся болезненными и необычными. Это еще и умение проявить твердость характера и решительно сказать «нет» там, где обычно мы говорили «да». Только необычные действия родителей могут трансформировать привычную модель поведения детей. За этими рискованными действиями стоит желание вырастить их самостоятельными, уравновешенными и волевыми людьми.

Основные правила суровой любви: родители - тоже люди, чувства которых не менее важны, чем детские. Дети не равны в своих правах с родителями. Родительские возможности ограниченны.

С течением времени мое чувство вины ослабло, а потом и окончательно развеялось. Я поняла, что ни страна проживания, ни уровень нашей образованности, ни материальное благосостояние не гарантируют того, что в один прекрасный день наш ребенок не превратится в неуправляемого монстра.

И еще я поняла, что в процессе формирования человеческой психики есть неизвестные, необъяснимые составляющие, которые мы, взрослые, не силах предусмотреть или изменить.

Круговая порука

Каждую неделю вместе с другими родителями в полученную форму я вписывала новые шаги, которые должны были привести нас к желаемому результату. Поначалу я выбрала полное молчание как средство общения с сыном. Когда оно не помогло, я вписала новое требование - чтобы Сережа прошел курс подростковой реабилитации от наркотиков и начал искать работу. То, что наши решения были записаны на бумаге, стало определяющим психологическим фактором. Это был своеобразный контракт с моим собственным сознанием. Он дался безумно трудно, но отступать было невозможно.

В течение всего времени, и это было очень важно, родителей-новичков поддерживали родители-ветераны. Они общались с детьми новичков, когда те по какой-то причине не чувствовали в себе силы следовать вновь избранной линии. Так разрывался круг родительской беспомощности - самая страшная вещь в ситуации бесконтрольного поведения детей.

Очень важно было заручиться поддержкой моего мужа, действовать согласованно. Бабушки и дедушки нам не мешали, их у нас просто не было. А вот историю Элис они усложнили, запутали и, сами того не желая, низвергли ее авторитет. В тайне от нее сердобольные бабушка и дедушка открыли «второй фронт»: давали деньги своей набедокурившей внучке, жалели, кормили ее, стирали для нее одежду.

На равных

Важнее всего было дать понять нашим детям, что каждый их поступок влечет за собой определенные последствия. Они могут быть положительными или отрицательными, но безответным поступок не остается. И что отныне мы будем строить свои отношения с ними, как со взрослыми. Но в ответ ожидаем от них взрослой реакции. И если их действия будут вносить хаос и смятение в нашу личную жизнь, то наше поведение будет бескомпромиссным и твердым. Даже если при этом придется прибегнуть к помощи правоохранительных органов.

Один папа рассказал, как нашел в комнате сына новую компьютерную игру, которую ему не покупали. После долгого разговора сын рассказал, что стащил ее на компьютерной выставке. Отец поставил жесткое условие: или ты пойдешь в полицию и признаешься, или это сделаю я. Создание такой ситуации, когда подросток вынужден взять на себя ответственность за содеянное и не винить в этом кого-то другого, - не что иное, как инициация (посвящение) его во взрослую жизнь.

Ритуалы инициации забыты западным цивилизованным миром, но в традиционном обществе - у народов Севера, аборигенов Австралии, американских индейцев до сих пор именно они помогают малышам вырасти в полноценных женщин и мужчин.

Обряд инициации

Мы с мужем вынуждены были предложить Сереже найти себе другое жилье, потому что жить вместе стало невыносимо. Его уход мне было безумно трудно пережить. Прошло два года. Сережа заканчивает последний класс школы заочно и одновременно работает. Он не только покончил с наркотиками, но и добровольно бросил курить. Мы порой видим вещи по-разному, но нежно любим друг друга и ценим нашу дружбу.

Да, время действительно залечивает раны, но без мудрой любви и пересмотра наших установок на их месте остались бы болезненные и грубые рубцы.

Галина САНДЕРСОН

Может ли любовь быть суровой?

Мы привыкли думать, что забота и любовь являются необходимым и достаточным условием воспитания ребенка. И если с ребенком возникают проблемы, значит, не было подлинной любви, внимания, самоотверженности... Но так ли это на самом деле, не упрощаем ли мы проблему?

То, о чем пишет Галина - непонятная враждебность детей к родителям, полное отрицание авторитета взрослых, неспособность и отсутствие потребности контролировать свои желания, усвоение самых опасных и вредных привычек, - мне как школьному психологу приходилось видеть достаточно часто и в семьях образованных, интеллигентных родителей, чьи дети неожиданно теряли интерес к учебе (несмотря на прежние успехи), игнорировали свои способности, начинали вести беспорядочный образ жизни.

Если посмотреть на вещи прямо, то станет понятно, что это проблема не отдельно взятых семей. Это то, с чем все чаще приходится сталкиваться многим взрослым. Ведь вольно или невольно мы воспитываем своих детей другими, не такими, какими воспитывали нас наши родители. Наши дети стали гораздо более свободными и независимыми, а мы относимся к ним, как к равным, с самого раннего возраста. Обсуждаем с ними семейные проблемы, советуемся по самым разным вопросам, больше убеждаем, чем приказываем, доверяем сложную технику, обращаемся к ним за помощью, а порой и подражаем им - во вкусах, манере поведения и т.д. Таково время. Оно меняется слишком быстро. Мы не можем предвидеть, какие именно умения и способности понадобятся завтра. Уже сейчас дети зачастую опережают нас в овладении современной техникой, ощущении стиля и ритма жизни, понимании происходящих процессов. И, чтобы найти свое место в жизни, они должны заранее научиться доверять себе, принимать решения самостоятельно, полагаться на себя, свои знания и интуицию, а не чей-то готовый опыт. Наступила эпоха, когда опыта старших стало недостаточно для достижения успеха в жизни. Эпоха, когда не дети учатся у взрослых, а взрослые начинают учиться у детей, как надо жить в сов-ременном мире. Понятно, что такая ситуация резко меняет отношения поколений. И это тяжело не только для родителей, которые не знают, что предложить ребенку, кроме любви и заботы, но и для детей, которые не знают, как распорядиться своей свободой. И есть уже первые жертвы...

Но поскольку прогресс не повернуть вспять, то и восстановить прежние отношения поколений уже нельзя, да и незачем. Чем больше свободы и возможностей, тем значительнее достижения, хотя тем больше и опасностей. И надо понять, что любовь и самоотверженность сами по себе не защитят ребенка от соблазнов большого мира и не научат его сопротивляться злу. В этом смысле горький опыт автора письма указывает на те проблемы, которые сегодня могут встать перед каждой семьей, какой бы благополучной она ни казалась. Что же делать? Как можно предупредить опасность?

Во-первых, формировать у ребенка способность к ответственному поведению так, как об этом пишет Галина. Никакая воспитательная система не будет жизнеспособной и эффективной без «обратных связей», в том числе и воспитание. Ребенок должен увидеть, ощутить на себе, что каждый поступок влечет за собой определенные последствия. Чтобы не стать пассивной жертвой неразумных желаний своего чада, нужно уметь вовремя сказать «нет». Иначе со временем ребенок сам станет жертвой ловких манипуляторов и торговцев. Заботясь о соблюдении своих прав, родители помогают ребенку осознать, что такое человеческие права вообще и его собственные в том числе. Конечно, говорить «нет» и защищать свое личное достоинство очень трудно, если не чувствуешь своей правоты, поддержки и понимания других людей.

Опыт Галины подсказывает, что родители могут найти опору в своем собственном сообществе. Благо, такие родительские группы, клубы родителей появляются при психологических, семейных центрах и просто в школах. У нас, например, подобный клуб возник в одном отдельном классе, где родители решили помочь друг другу в деле воспитания. Есть и книги, рассматривающие проблемы взаимоотношений родителей с детьми. В одной из них, книге супругов Байярд, описывается именно та система использования «обратных связей», о которой говорит Галина Сандерсон (Байярд Р.Т., Байярд Д. «Ваш беспокойный подросток. Практическое руководство для отчаявшихся родителей». М., Семья и школа, 1995).

Елена Пронина, профессор кафедры практической психологии МИОО,
психолог московской школы № 1158, доктор филологических наук,
кандидат психологических наук.