В. М. Пашнина

На поляночке лесной,
Под столетнею сосной,
Возведен лесным народом
Царской душеньке в угоду
Терем яркий, расписной,
Сплошь увитый муравой.
Восседает там на троне
Жук в рубиновой короне,
В туфлях с модным острием
И узорчатым шитьем.
Ризы царские атласны,
Глазки черны, щечки красны,
Расфуфырен, напомажен.
Как жеманен! Как вальяжен!
И пришла к царю мыслица:
Не пора ль ему жениться?
Не по-царски день за днем
Жить на свете бобылем.
Посылает он сватов —
Быстроногих муравьев —
За красивыми царевнами
И принцессами-королевнами:
«За невестами ступайте,
Да смотрите, выбирайте
Только статных и пригожих,
На цветы красой похожих.
Учиню я им смотрины:
Позолочены ли спины,
Позолочены ли брюшки,
Стройны ль ножки, чисты ль ушки.
Поразмыслю, присмотрюсь
И на лучшей я женюсь».
Пред царем сваты склонились,
В путь-дороженьку пустились.
Обыскали все именья,
Все уделы и владенья,
Привели к царю девицу,
Паучиху-мастерицу.
Примостившися на сук,
Где скучал державный Жук,
Паучиха засновала.
Тонкой нитью покрывало
Быстро выткала она:
«Чем тебе я не жена?»
Засмеялся Жук в ответ
И сказал ткачихе: «Нет!
Ты обличием не та,
Неприглядна и толста!
Не брюшко, а просто жуть!
Не подходишь мне ничуть,
И не царских ты кровей.
Сказка о привередливом ЖукеКыш, толстуха! Да живей!»
В разукрашенной двуколке
Привезли царевну Пчелку.
С ней приданое богато —
Бочка меда в три обхвата.
Не приветил царь и Пчелку:
«От тебя ни капли толку!
Целый день везде летаешь
И нектар с цветов сбираешь.
Не летунья мне нужна,
А красавица жена,
Чтоб меня она любила,
В час тоскливый веселила».
Вскоре Блошка прискакала,
Пируэты показала:
Прыг-скок, прыг-скок,
С пятки бойко на носок,
А с носка опять на пятку,
И с притопом, и вприсядку.
И Жука тут злость взяла:
«Ты размерами мала,
Аккурат с мою мозоль!
Прочь, Блоха, ступать изволь!
Засмеют с такой женой.
Лучше буду холостой».
Тут же Муха появилась,
Закружила, захвалилась:
«Я ль не краше всех знакомых
Пестрокрылых насекомых?!
И веселая к тому ж,
Нужен мне владыка-муж!»
Царь же ей шепнул на ухо:
«Улетай обратно, Муха,
На подворье, где живешь.
Ты меня не проведешь!
У тебя, у замарашки,
Слишком смелые замашки!»
Дни летели чередой.
Самодержец холостой
Выгнал вон дворянку Мошку,
И княжну Сороконожку,
И заморскую Цикаду —
Никого ему не надо!
Но явилась Стрекоза.
Изумрудные глаза
Устремила на Жука
И пленила чудака.
Заплясал он антраша:
«Ах, принцесса, хороша!
Крылышки блестящие,
Хрупкие, изящные!
А какая талия
В платьице эмалевом!
Будь, Стрекозка, мне женой,
Не отвергни терем мой!»
А Стрекозка глазки вниз,
Просияла вся: «Женись!
Я согласна, так и быть,
Век с тобою кров делить.
Только темен терем твой,
Сплошь увит он муравой.
Ты, мой царь, любезен будь,
Огонечка мне добудь».
И влюбленный дурачок
Сам себя не уберег:
Он за искрой полетел.
Порх в огонь! И там сгорел.

Back to top